Можно ли вылечить тревожно депрессивное расстройство

Лечение тревожного расстройства без антидепрессантов

Тревожно-депрессивное расстройство – смешанное психическое расстройство, проявляющееся симптомами депрессии и тревоги. Это не отдельная нозология, а два разных компонента. Они соединены, потому чтозаболевание депрессия редко встречается без тревоги, а тревога – без заболевания.

По статистике Всемирной организации здравоохранения более 110 млн жителей планеты страдают тревожно-депрессивным расстройствам. Из-за постоянных психоэмоциональных нагрузок с каждым годом число увеличивается.

Тревожно-депрессивные состояния снижают качество жизни: понижают трудоспособность, обрывают социальные контакты, замыкают в себе человека. Психическое расстройство не протекает изолированно – оно влияет на соматическое здоровье.

Причины

Тревожно-депрессивное расстройство относится к группе аффективных (эмоциональных) патологий. Причину следует искать в сбоях работы нейромедиаторов головного мозга.

Частично это объясняется моноаминовой теорией: депрессия и тревога развивается из-за недостатка биогенных аминов – серотонина, норадреналина и дофамина. Такая депрессия называется эндогенной, или аутохтонной – внешней причины нет. Но депрессия – это гетерогенное заболевание, а значит, оно развивается вследствие многих факторов окружающей и внутренней среды.

Любая депрессия или тревога, вызванная внешними факторами при нормальной работе нейромедиаторов, называется экзогенной.

Реактивная депрессия – это реакция на драматическое событие: смерть родственника, приставы отобрали квартиру, угнали автомобиль. Реактивная депрессия проходит самостоятельно, когда драматическое событие перестало вызывать эмоции.

Тревожно-депрессивные расстройства возникают из-за психических травм у детей в раннем возрасте: травля в школе, физическое или сексуальное насилие в семье, ранняя смерть родителей.

В международную классификацию болезней 10-го пересмотра включена сезонная депрессия (сезонное аффективное расстройство) – патология настроения, возникающая в поры года с малым количеством солнцестояния. Чаще всего наблюдается зимой и осенью.

Депрессивные и тревожные состояния вызываются лекарственными препаратами и психотропными средствами: глюкокортикостероидами, Леводопой, антипсихотиками, психостимуляторами, седативными, алкоголем.

Беспокойство и депрессия обуславливается соматическими патологиями: болезнью Альцгеймера, Паркинсона, атеросклерозом сосудов головного мозга, черепно-мозговой травмой, нейроинфекциями. Чаще всего симптомы депрессии и беспокойства возникают при болезнях сердца.

Симптомы

Клиническая картина тревожно-депрессивного расстройства состоит из двух компонентов:

  1. Депрессивный синдром.
  2. Признаки тревоги.

Депрессивный синдром включает триаду Крепелина: брадипсихия, двигательная заторможенность и гипотимия.

Брадипсихия – это замедление психических процессов с когнитивными нарушениями: больной думает медленнее, хуже запоминает, труднее концентрируется. Если раньше он за час проверял 5 домашних заданий, то в состоянии брадипсихии – 3 и меньше. Двигательная заторможенность проявляется пассивностью, нежеланием лишний раз подниматься с кровати. Гипотимия – это патологически сниженное настроение в течение двух и более недель.

У больных с депрессией нарушается режим дня: ночью работают и отдыхают, днем спят. Это называется инверсия сна. Снижается мотивация, появляется меньше идей, не хочется что-то придумывать и оставить все как есть, нет инициативности.

Черты лица больного с тяжелой формой заболевания: глаза избегают контакта и опущены вниз, лицо часто закрывается руками, общая мимика выражает чувство печали и безысходности.

Телесные признаки депрессии (триада Протопопова):

  • запор;
  • мидриаз (расширение зрачков);
  • повышение частоты сердечных сокращений.

Симптомы тревоги: ощущение внутреннего напряжения, психомоторное возбуждение, неусидчивость, рассеянность внимания, говорливость, раздражительность и вспыльчивость, колебание настроения. Тревога проявляется вегетативными нарушениями:

  1. избыточная потливость;
  2. тремор;
  3. тахикардия;
  4. запор или диарея;
  5. сухость во рту;
  6. нарушение засыпания из-за тревожного предчувствия, поверхностный сон, разбитость утром;
  7. повышенная чувствительность к свету и шуму;
  8. периодические головокружения;
  9. усталость с болями в мышцах.

Может показаться диссонанс: при депрессии – двигательная заторможенность, при тревоге – неусидчивость. Тревожно-депрессивное расстройство – это смешанная патология. Один больной может медленно думать, плохо спать, но говорить и двигаться быстро, другой – быстро думать, но быть печальным и ничего не делать. С каждой неделей болезни симптомы могут меняться.

Тревожно-депрессивное расстройство может быть с паническими атаками. Это эпизод внезапного и сильного повышения тревоги. Атака сопровождается страхом смерти, тахикардией, головокружением, потливостью и дезориентацией. Начинается и проходит на 3-5 минут. Не опасна для здоровья.

Затяжное тревожно-депрессивное расстройство – социально и экономически опасное заболевание. Из-за дезадаптации, безынициативности, апатии и постоянного беспокойства нарушаются связи с друзьями и родственниками, теряется работа. Не выход на работу приносит финансовый и производственный убыток частным фирмам и государству.

Характерна дереализация при тревожно-депрессивном расстройстве тяжелой формы. Подавленные пациенты описывают мир как декорации, утратившие краски. Для них окружающее полностью потеряло интерес, кажется им в тумане, оно стало неотчетливым. Появляется ощущение замедленного течения время (брадихрония).

Вместе с дереализацией часто возникает деперсонализация. Больные говорят, будто у них пропали эмоции, их личность заменили, окружение стало плоским или мертвым, исчезают черты личности. У пациентов часто возникает ощущение, что это не их жизнь.

Диагностика

В общемедицинской практике, например, в работе терапевта или кардиолога, на первой встрече врач просит пройти пациента госпитальную шкалу депрессии и тревоги. Тест показывает выраженность депрессии и тревоги, а также их соотношения: депрессия может быть с тревогой, а может быть без нее.

При показателях выше нормы врач общей практики направляет пациента к медицинскому психологу или психиатру. Те дают пациенту более чувствительные методики: шкалу депрессии Гамильтона, опросник депрессии Бека, шкала тревоги Кови или Бека.

Лечение

Лечится ли тревожно-депрессивное расстройство? Болезнь полностью излечивается – прогноз благоприятный.

Основная ветвь терапии- медикаментозное лечение. Препараты подбираются в зависимости от выраженности тревоги или депрессии:

  1. При заболевании без симптомов тревоги назначаются антидепрессанты с преимущественно активирующим действием: Флуоксетин, Пароксетин.
  2. При заболевании с симптомами тревоги назначаются антидепрессанты при тревожно-депрессивном расстройстве с преимущественно успокаивающий и анксиолитическим действием: Адепресс.
  3. Если есть выраженные признаки тревоги, но нет симптомов депрессии – назначаются анксиолитики и релаксанты без антидепрессантов.

Немедикаментозное лечение – это психотерапия. Применяется когнитивно-поведенческая терапия, аутогенная тренировка, рациональная психотерапия, арт-терапия, лечение гипнозом (гипнотерапия).


Источник: sortmozg.com

Как побороть депрессию и тревожное расстройство

Д евушка с диагнозом «депрессия и тревожное расстройство» рассказывает о лечении и борьбе с тем, что может незаметно разрушить вашу жизнь: «В 26 я впервые подумала, что схожу с ума. Бесконечно проверяла, выключена ли плита, утюг, свет. Боялась воров и метро, но больше всего — потерять рассудок».

Читайте также:  Может ли жировик перерасти в рак

КТО: Т., 29 лет
ГДЕ: Москва

Я всегда была достаточно осторожной. Говорят, это наследуется генетически. Меня раздражали мини-катастрофы, которые можно было бы предотвратить, если чуть внимательнее относиться к ним. Я постоянно проверяла, на месте ли деньги-документы-телефон, выключен ли свет, потушен ли окурок в пепельнице. Но, как оказалось, все это было только началом.

ЖИТЬ, ЧТОБЫ БОЯТЬСЯ: ГЕНЕРАЛИЗИРОВАННОЕ ТРЕВОЖНОЕ РАССТРОЙСТВО

В народе принято объяснять любые психические расстройства двумя причинами: безделье и недотрах. Конечно, нет. У меня была работа и две подработки, стабильная половая жизнь, словом, все было хорошо. Возможно, я просто перенапряглась.

Я точно не назову момент, когда все началось, но мне запомнился эпизод — я мылась в душе и вдруг подумала, что в открытое окно может влезть вор. Живу я на втором этаже. Лето было довольно жаркое, поэтому окна были нараспашку. Под окнами растут деревья, гипотетически, можно влезть по ним. Я попыталась отогнать эту мысль, но она не уходила. Я просто не могла успокоиться, мне становилось все хуже, впервые у меня началась настоящая паника. Точно, в окно стопроцентно влезет вор!

Больше всего я тревожилась за свой ноутбук. Он остался на кухонном столе, напротив окна. В нем все мои рабочие и личные файлы. Почти вся моя жизнь. Я даже не вышла из почты из соцсетей. Словом, он очень уязвим. Я не выдержала.

«
Вот это, наверное, и было началом конца — я вылезла из ванной, прошлепала мокрыми ногами по полу, выключила ноутбук из розетки и положила под покрывало, чтобы он не был на виду
»

Вскоре я начала закрывать все окна и прятать подальше ноутбук, прежде чем пойти в душ. Сейчас я понимаю, что можно было, раз меня это так сводило с ума, поставить решетки на окна, но эта мысль на тот момент меня не посетила.

Вслед за мыслью о ворах у меня появились новые поводы для тревоги. Автомобили. Поезда метро. Электричество. Я начала шипеть на таксистов, если они, на мой вкус, слишком резко перестраивались или гнали. Ждать поезд метро я предпочитала, чуть ли не в центре зала, чтобы меня стопроцентно никто не столкнул. Перед выходом из дома я выдергивала все, кроме холодильника, из розеток на случай.

Господи, я даже не знаю, на случай чего, мне просто казалось, что так безопаснее. Несколько раз выходила из подъезда, проходила сто метров, разворачивалась и возвращалась, чтобы проверить, выключена ли плита. Мозг кричал мне, что я вообще не включала ее три дня, потому что третий день ем овсянку из пакетиков и салат, но это было нечто гораздо сильнее мозга.

«
Ты отодвигаешь свой стакан от края, чтобы не уронить — это еще нормально. Ты в ресторане отодвигаешь стакан собеседника от края — уже похуже. Ты не можешь отделаться от мысли, что нужно отодвинуть стаканы людей за соседними столиками от края — это совсем нехорошо.

Ты сходишь с ума в предчувствии чего-то грозного и непоправимого, что может начаться даже от украденного кошелька — тебе пора к психотерапевту
»

Общение с другими людьми тревожное расстройство тоже не украшала. Ходить в клуб с человеком, которого сильнее всего волнует, не стащат ли у него сумку, не очень весело. Ты просто живешь в ожидании катастрофы. За каждым пропущенным звонком с неизвестного номера мерещатся плохие новости. Но звонки с вполне знакомых номеров ничем не лучше — сейчас ты снимешь трубку, и некая новость пустит твою жизнь под откос.

Письма с работы. Невозможность сосредоточиться на чем-нибудь. Постоянное напряжение. Когда человек открывает рот, ты не знаешь заранее, что он скажет, и это сводит тебя с ума. Алкоголь немного приглушал чувство тревоги, поэтому я вдобавок начала еще и выпивать по чуть-чуть каждый день. Итак, ты все время напрягаешься, впереди нечто страшное, вот-вот начнется, а тут еще и тихий алкоголизм!

ЛЕЧЕНИЕ, МОИ ТРЕВОГИ И ФАРМАЦЕВТИКА:

Я записалась к психотерапевту, которого нашла по знакомым, хотя очень не хотелось, конечно. Чего ждать от этого визита, было совершенно неизвестно. Мне требовался специалист, который разделит реальность и мои навязчивые дурные предчувствия, скажет «Вы рехнулись» или «у вас все совершенно окей». Мир хрупок, непредсказуем и действительно может поехать в любую секунду. или это все-таки не так?

Мы побеседовали с психотерапевтом о ворах, плитах, моей непрекращающейся тревоге, моих отношениях с другими людьми. Когда он спросил «Нет ли у вас ощущения, что прохожие смотрят на вас с презрением?», я с восторгом осознала, что все не так плохо. По крайней мере, мне не кажется, что прохожие меня не одобряют. И еще одна нетипичная вещь, удивившая психотерапевта — у меня не оказалось бессонницы. С тревогой плюс бессонница плюс проблемы с прохожими я точно бы сошла с ума.

«
При генерализованных тревожных расстройствах характерно нарушение сна, человек долго не может уснуть, сон носит поверхностный характер, человек ночью часто просыпается, его мучают кошмарные сновидения.
»

Психотерапевт поставил мне два диагноза: тревожное расстройство и депрессия, и выписал рецепты на таблетки. Антидепрессант и транквилизатор. Пить мне, разумеется, пришлось перестать — эти таблетки были несовместимы с алкоголем. После курса фармацевтического лечения предстояло начать психотерапию, чтобы по возможности прояснить, почему и как я жду катастроф.

Тут я вступаю на скользкую почву. Я полагаю, что с ощущением «крыша едет» лучше обращаться к специалисту, он хотя бы скажет, действительно ли она едет или в пределах нормы. Я нормально отношусь к таблеткам. Я не считаю нервные расстройства стигмой. Но мне пить таблетки не понравилось. Я пила их около месяца, и тревожное расстройство отступило в рекордные сроки — примерно за неделю.

Читайте также:  Акинезия левого желудочка

Ему просто некогда было проявиться: от назначенных таблеток я постоянно вырубалась. Проспав десять часов, я вставала по будильнику с мечтой поспать еще немного. Бодрость приходила часов в десять вечера и тянулась едва ли не до утра: тут-то я сполна хлебнула такого симптома, как бессоница.

Мы с врачом созвонивались дважды за эти три недели: его интересовало, помогают ли препараты, как я себя в целом чувствую. К несчастью, созванивались мы днем, поэтому в основном я отвечала «я очень хочу спать» и «я потерплю до конца месяца, я готова». Это было единственное, что мне удалось сформулировать.

«
Недели под таблетками прошли как в бреду. Я временно перешла на работу из дома, но это тоже составило проблему — как-то, приступив к работе, я откинулась на секунду на спину, немедленно уснула и продрыхла час
»

Через месяц состоялся повторный визит к психотерапевту. Мы полюбовно договорились — я прекращаю пить антидепрессанты с транквилизаторами и начинаю пить снотворное, чтобы начать спать, когда положено. Когда я захочу начать курс психотерапии, я позвоню.
Лечение сработало. Ощущение, что я схожу с ума, пропало, пока я постоянно боролась со сном. Дурные предчувствия отступили.

Я испытываю легкое сожаление, что нет волшебной таблетки, которая убирала бы переживания, которые «сверх нормы». В любом случае, сейчас я считаю себя здоровой. У меня все еще возникает мысль, что я не выключила плиту или утюг, не закрыла окно, не вырубила воду в ванной, но я не возвращаюсь домой это проверить — просто говорю себе «Потерпи» и иду дальше.

Меня все еще пугает мысль лишиться ноутбука, но я начала регулярно копировать все важные файлы на жесткий диск. По-моему, я здорова. Я не сошла с ума, хотя, мне казалось, могла. Пока я постоянно тревожилась, я, как говорят в романах Ридерз Дайджест, многое осознала, но, к сожалению, это не слишком жизнеутверждающие вещи, поэтому состояться с ними как лайфкоуч и сколотить состояние я не сумею.

«
Например: мир действительно неустойчив, хрупок, переменчив, он может свести с ума кого угодно — но с этим нужно смириться
»

Именно это должно стать отправной точкой всех дел, учатся же моряки ходить по кораблю во время шторма и не падать. А состояние «я схожу с ума» лучше, чем «я точно, стопроцентно не сумасшедший», потому что уверенность во втором случае наводит на некоторые опасения.

Я бы рекомендовала сходить к врачу всем тем, кто никак не может отделаться от тревоги по ничтожному поводу, говорит себе «глупости» и снова жует в уме эту жвачку, несколько месяцев или несколько недель. Тем, кто не может не представлять себе грядущие катастрофы и одновременно понимать, что главной катастрофы он не знает.

Когда я разговаривала с Т., а потом читала про тревожное расстройство, депрессию, синдром хронической усталости – меня не покидало ощущение, что вот так живешь обычной жизнью, думаешь — ну просто я не очень люблю людей, ну просто я устал, ну просто я осторожный… А потом вдруг оказывается, что это вовсе и не ты, не часть твоей личности, что это — болезнь.

Интересно, можно ли быть вообще уверенным в своей психическом здоровье?
Или эта уверенность и есть первый признак того, что стоит сходить ко врачу?


дружить журналами

Источник: iproeto.mediasole.ru

Чем отличается тревожно депрессивное расстройство и как его лечить

Тревожно-депрессивное расстройство – болезнь современности, которая существенно снижает качество жизни человека. Если люди не научатся соблюдать психогигиену, не освоят техники расслабления и релаксации, к 2020 году ТДР будет на втором месте после ишемической болезни сердца по числу лет, потерянных из-за инвалидности.

Не случайно чувство тревожности и депрессивное состояние рассматривают, как проявления одного расстройства. Кроме того, что симптомы настолько схожи, что их сложно дифференцировать. Тревожно-депрессивное расстройство относится к группе неврозов (невротических расстройств). Неврозы – это психогенно обусловленные состояния, которые характеризуются большим разнообразием клинических проявлений, отсутствием изменений самосознания личности и самостоятельным осознанием болезни.

Риск развития тревожной депрессии в течение жизни – около 20%. Причем, только одна треть из заболевших считает нужным обратиться к врачу. А зря – этот невроз поддается лечению и коррекции. Теперь не нужно обращаться к психиатру, чтобы получить лечение – такого рода расстройства в компетенции кардиологов, невропатологов, терапевтов.

Самый основной симптом, которое определяет наличие тревожно-депрессивного синдрома – постоянное ощущение смутной тревоги без объективных на то причин. Тревога – это постоянное ощущение надвигающейся опасности, катастрофы, угрожающей близким и самому человеку. Важно – нет страха перед определенной угрозой, реально существующей в реальности, только смутные ощущения опасности. Опасность этого состояния в том, что получается замкнутый порочный круг: ощущение тревоги стимулирует выработку адреналина, который сам по себе нагнетает эмоциональное состояние.

Симптомы тревожно-депрессивного расстройства делятся на две большие группы: первая из них относится к клиническим проявлениям, вторая описывает вегето-сосудистые расстройства.

Клинические проявления

  • стойкое снижение настроения, резкие колебания эмоционального состояния
  • повышенное беспокойство, постоянное ощущение тревоги
  • стойкое нарушение сна
  • частые опасения (переживания за близких, ожидание неудач)
  • постоянная напряженность, беспокойство, мешающее сну
  • быстрая утомляемость, астения, слабость
  • снижение концентрации внимания, скорости мышления, работоспособности, усвоения нового материала

Вегетативные симптомы

  • учащенное или усиленное сердцебиение
  • дрожь или тремор
  • ощущение удушья, “ком в горле”
  • повышенная потливость, влажность ладоней
  • боль, похожая на сердечную, болевые ощущения в солнечном сплетении
  • приливы, ознобы
  • учащенное мочеиспускание
  • расстройства стула, боль в животе
  • мышечное напряжение, боли

Такие ощущения в ситуации стресса испытывают множество людей, но для постановки диагноза “тревожно-депрессивный синдром” у больного должны проявляться несколько симптомов вместе в течение нескольких недель или даже месяцев.

Читайте также:  Повреждение сухожилий сгибателей пальцев кисти

Если вам тяжело оценить свое состояние, обратитесь к врачу. В диагностике часто используются такие тесты:

  • субъективная оценка – шкала Zung, опросник депрессии Beck (BDA)
  • объективные шкалы – шкала Монтгомери-Асберг, шкалы Гамильтона для оценки депрессии и тревоги

Несмотря на то, что в группе риска – люди с неблагоприятными социальными условиями жизни, тревожно-депрессивное расстройства очень распространены в странах с очень высоким уровнем жизни. К примеру, в США, которая долгие годы считалась образцом благополучия, 10 миллионов человек страдают этим заболеванием. Еще 20 миллионов повержены расстройствам адаптации. В Великобритании эта цифра еще выше. А сколько людей не обратилось к врачу, считая свое состояние неизлечимым или боясь постановки на психиатрический учет! Существует даже специальный термин “феномен айсберга депрессии”, согласно которому только 1/3 людей обращается к врачам, 2/3 же выпадают из поля зрения докторов.

Основные группы риска

В случае с общими депрессивными состояниями, женщины больше подвержены тревожно-депрессивным синдромам. Почему? Потому что в поле внимания хозяйки и семейной дамы не только собственная карьера и профессиональный рост (который сам по себе способен вымотать все нервы), но и забота о доме, переживания за детей и их самочувствие, беспокойство о новой одежде, ремонте, машине и прочих бытовых проблемах.

Женщина сама по себе более эмоциональна, чем мужчина, а если она не умеет расслабляться и сбрасывать напряжение, ей уготованы неврозы той или иной степени.

Сюда же относятся такие объективные гормональные перестройки, как беременность, менструальный цикл, послеродовое состояние, менопауза

Отсутствие работы

Ощущение выброшенности из рабочего мира, собственная финансовая несостоятельность, постоянный поиск работы и неудачи на собеседованиях приводят к ощущению безысходности. Повышенный уровень в крови гормонов стресса приводит к первым симптомам тревожно-депрессивного синдрома.

Наркотики и алкоголь

Наркотическая и алкогольная зависимость не только разрушает личность человека, но и приводит к психическим расстройствам. Постоянная депрессия вынуждает искать счастья в новой дозе, которая повергает в еще более глубокие слои депрессии. Еще один замкнутый круг, который трудно разорвать без помощи.

Неблагоприятная наследственность

Нельзя сказать о стопроцентной зависимости, но дети больных психическими расстройствами страдают этими же заболеваниями в два раза чаще.

Пожилой возраст

Это связано с утратой социальной значимости (выход на пенсию), выросшими детьми, которые обзавелись собственными семьями, смертью друзей и второй половины, депривацией в общении. Лучшей профилактикой тревожно-депрессивного расстройства пожилых людей станет участие в их жизни, привлечение их к выполнению посильных обязанностей (например, водить внуков в детский сад, школу, кружки по интересам).

Низкий уровень образования

Грибоедов постулировал “горе от ума”, но в случае в с психическимирасстройствами он не всегда срабатывает.

Тяжелые соматические заболевания

Самая тяжелая группа больных депрессией, ведь многие из них страдают от неизлечимых болезней, часто испытывая при этом боли и телесный дискомфорт. И все же работа психиатров и психологов направлена на то, чтобы больные даже в такой сложной ситуации нашли в себе силы радоваться жизни.

Способы лечения депрессий, совмещенных с повышенной тревожностью

Стратегия медикаментозного лечения зависит от причин появления тревожно-депрессивного состояния. Чаще всего назначают комплекс препаратов – антидепрессантов и транквилизаторов. Одни из них регулируют вегетативные процессы в организме, нормализуя их, “встряхивают” организм и заставляют его работать, другие – успокаивают нервную систему, нормализуют сон, регулируют уровень гормонов стресса в крови. Такой всесторонний подход дает наилучшие результаты. Первый терапевтический эффект достигается на 5-6 день приема лекарств, максимальный эффект происходит на 3-4 неделю лечения.

Стоит помнить и о нежелательных эффектах некоторых препаратов:

  • седативный эффект (особенно при приеме трициклических антидепрессантов)
  • гипотония
  • при длительном приеме – возможное увеличение массы тела
  • необходимость длительного приема, при плохом контроле – снижение терапевтического эффекта и необходимость увеличивать дозы с каждым циклом приступов
  • синдром отмены у некоторых препаратов, необходимость постепенно снижать дозу в конце курса

В неосложненных случаях хороший терапевтический эффект дает препарат “Афобазол”. Он не обладает седативным эффектом, не вызывает привыкание и нормализует состояние больного. Отпускается он без рецепта врача, принимается три раза в день по таблетке. Курс – 2-4 недели.

О других препаратах вы можете ознакомиться в статье антидепрессанты без рецепта врача.

Препараты растительного происхождения (например, “Персен”) могут оказать услугу при стрессе, но для качественного лечения депрессии его мощности не хватит.

Такие привычные нам препараты, как Валокордин, Корвалол, Валосердин – не самый хороший выбор. В их состав входит фенобарбитал, который изъят из использования в большинстве европейских стран. Его побочные эффекты и высокая токсичность перекрывают полезные свойства.

Кроме лечения препаратами, важное значение имеет психотерапия. Ситуация стресса травматична, но намного более важное значение имеет реакция человека на происходящие с ним события. Если человек

  • тяжело переживает стрессовую ситуацию, раз за разом прокручивая ее в голове
  • если он неудовлетворен текущим положением дел, но предпочитает переживать об этом, чем решать проблемы
  • если у него высокий уровень стрессированности и плохая стрессоустойчивость

Вероятность развития тревожно-депрессивного синдрома в этом случае намного выше. Поведенческая психотерапия в этом случае усилит эффект лечения во много раз. На сеансах психотерапии человек, страдающий депрессией, научится новым сценариям реагирования на стрессовую ситуацию. Под контролем психолога или психотерапевта больной получает стимулы, травмирующие его в обычной ситуации и учится нигилировать их значение.

Главное в лечении тревожно-депрессивного состояния – понимание человеком важности его участия в процессе выздоровления.

Пассивный прием лекарств снимет симптомы, но вероятность рецидива будет очень велика: новое травмирующее событие повлечет за собой новый цикл нервного расстройства. Научиться быть в гармонии и жить полнокровной жизнью с таким диагнозом можно. Просто сделайте первый шаг к себе новому. Просто сделайте шаг.

Источник: indepress.ru