Омепразол при химиотерапии

Как восстановить организм после химиотерапии?

При раке для уничтожения опухоли и метастазов применяются агрессивные, негативно влияющие на весь организм препараты. Поэтому восстановление после химиотерапии играет немаловажную роль в борьбе с онкологическим новообразованием и предотвращением рецидивов. Восстановительная терапия зачастую проводится в домашних условиях. Схема включает применение назначенного врачом лекарства, витаминов, соблюдение диеты, также приветствуется очищение организма народными средствами.

Длительность восстановления

Чтобы полностью избавиться от рака и уничтожить метастазы, важно лечить онкологию комплексно, применяя методы, нацеленные на полное уничтожение патологических клеток. Химиотерапия всегда входит в комплексную схему лечения. Процедура проводится до хирургического лечения и после, ее суть заключается во введении в организм инъекционным или пероральным путем токсических препаратов, направленных на уничтожение раковой опухоли и отделившихся от нее метастазов. Эти лекарства током крови разносятся по всему организму, отравляя попутно и жизненно важные внутренние органы. Поэтому после химии необходима реабилитация для полноценного восстановления организма и повышения иммунной силы.

Продолжительность реабилитации зависит в первую очередь от того, насколько изначально крепкое здоровье у пациента и как быстро организм реагирует на поддерживающие манипуляции. Человек молодого возраста со своевременно диагностированной онкологией в среднем будет восстанавливаться 3—6 мес. На протяжении этого периода нужно принимать назначенные доктором препараты, правильно питаться, вести здоровый образ жизни.

Что нужно делать?

Препараты и витамины

Восстановиться после химиотерапии, поддержать иммунитет и улучшить функционирование внутренних органов помогут определенные группы медикаментозных средств, предназначенные для конкретных задач. Схема терапии подбирается индивидуально, с учетом вида рака, стадии течения болезни, характера проявления. Чтобы восстановить вены и укрепить мелкие кровеносные сосуды, назначают:

После химиотерапии у некоторых пациентов быстро сворачивается кровь, а также наблюдается малокровие. Справиться с этой проблемой помогут средства:

Немаловажно проводить восстановление печени после химиотерапии, потому что этот орган одним из первых страдает при такой процедуре. Важно постараться вывести токсины из клеток железы, после чего употреблять лекарство, обладающее регенерирующим эффектом. Действенные гепатопротекторы при химиотерапии:

  • «Эссенциале-Форте»;
  • «Карсил»;
  • «Гепабене»
  • «Кальция Пангамат».

Помимо медикаментов для регенерации организма, необходимо употреблять комплексы витаминов, например Нутримакс.

Если функционирование органа сильно нарушено, доктор пропишет пить более сильные препараты. Защитить печень от негативного влияния токсинов поможет средство «Преднизолон». Обязательно назначают витамины после химиотерапии. Они стимулируют иммунитет, способствуют быстрой регенерации поврежденных тканей, ускоряют восстановление. Необходимые витамины для нормальной жизнедеятельности — аскорбиновая и фолиевая кислота, каротин, В9, В12. Активно используются многокомпонентные БАДы:

Важность диеты

Восстановление после химиотерапии обязательно включает лечебную диету, в основе которой принципы правильного питания. Рацион больного должен быть сбалансированный, полноценный. Важно не нагружать желудок, для этого полезно питаться дробно, 4—6 раз на день. Блюда рекомендуется готовить щадящим методом, чтобы восстановить печень, стоит ограничить употребление жиров, соли.

В рационе онкобольного обязательно должны присутствовать такие продукты:

  • фрукты, овощи в свежем виде, тушеные, приготовленные на пару, гриле или просто отваренные;
  • вареные яйца и в виде парового омлета;
  • постное белое мясо, нежирная рыба;
  • каши, сваренные на воде;
  • кисломолочные напитки, творог;
  • сухофрукты, немного меда;
  • травяной чай, свежевыжатые фруктовые и овощные соки, компоты, морсы, минеральная вода без газов.

Вернуться к оглавлению

Народная медицина

Нетрадиционное лечение после химиотерапии тоже помогает эффективно бороться с онкологией и предотвратить рецидивы. Чтобы народные средства подействовали и принесли результат, их применяют долго и регулярно. Если после химиотерапии у человека болят желудок и кишечник, рекомендуется употреблять такой настой:

  1. Смешать по 1 ч. л. травы тысячелистника и зверобоя, залить все 250 мл кипятка.
  2. Настоять средство 15 мин., пить утром и вечером перед едой.

Провести очищение организма после химиотерапии при онкологии поможет лекарственный сбор из таких растительных ингредиентов, как:

Порядок приготовления настоя такой:

  1. Соединить компоненты в равных пропорциях.
  2. От смеси отделить 1 ст. л. и залить все кипятком — 200 мл.
  3. Принимать настой по 2 ложки каждый раз перед едой.

Побочным эффектом от химиотерапии является ожог кожи. Чтобы ускорить заживление раны, рекомендуется мазать ее ранозаживляющим лекарством, приготовленным дома по такому рецепту:

  1. Крупный лист алоэ очистить от кожуры и измельчить.
  2. Добавить в кашицу 1 ст. л. меда, перемешать.
  3. Приложить природное средство к ране на ночь.

Защита печени — одна из важных задач при химиотерапии. Хорошим народным средством для этих целей является отвар овса на молоке.

Улучшение иммунитета

Чтобы сохранить защитные силы организма, необходимо принимать витамины при химиотерапии. После терапии употребление витаминных препаратов не прекращается. Кроме этого, полезно заняться легким спортом, ежедневно делать зарядку, посещать санаторно-курортные учреждения, записаться на курс физиотерапевтических процедур, жить полноценной жизнью, радоваться и не обращать внимания на неприятности. Близкие больного тоже должны активно участвовать в восстановлении. Помимо контроля употребления медикаментозных средств, витаминов, диеты и других вспомогательных методов, важна психоэмоциональная поддержка и создание всех условий для скорейшего возвращения к полноценной жизни.

Читайте также:  Как ставить актовегин внутримышечно

Защита почек, желудка, кишечника

Во время химиотерапии в организм человека вводятся большие дозы токсичных лекарств, что приводит к общей интоксикации, частым рвотам, обезвоживанию. Первыми в этой ситуации страдают почки, возрастает риск развития почечной недостаточности. Для восстановления парного органа в период лечения назначаются «Нефрофит», «Нефрин», «Тринефрон».

Химиопрепараты негативно сказываются на функционировании органов пищеварения — желудке, кишечнике. Из-за повреждения нежной слизистой человека беспокоят боли в животе, проблемы с пищеварением, диарея или, наоборот, запор. Облегчить состояние и нормализовать работу ЖКТ помогают «Бифидумбактерин», «Линекс», «Бактисубтил», «Омепразол», «Алмагель», «Актовегин». Немаловажно придерживаться щадящей диеты, навсегда отказаться от вредных привычек, в противном случае все усилия будут напрасны и болезнь может рецидивировать с осложнениями.

Источник: infoonkolog.ru

Омепразол при химиотерапии

Риск развития злокачественных новообразований у больных, получающих ингибиторы протонной помпы

Канцерогенные свойства ингибиторов протонной помпы (ИПП) активно изучались на лабораторных животных. Риск развития онкологических заболеваний у людей, длительное время принимающих ИПП, до сих пор вызывает сомнение. Помимо этого, дискутабельным остается вопрос, насколько канцерогенные свойства между отдельными препаратами данной группы различаются между собой. У грызунов введение ИПП продемонстрировало выраженный канцерогенный эффект и вызвало развитие ряда опухолей желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). В отдельных исследованиях было показано, что по сравнению с препаратами, оказывающими краткосрочный эффект, только ИПП пролонгированного действия увеличивали риск развития онкологических заболеваний у лабораторных животных. Подобные различия объяснялись длительным временем экспозиции ИПП пролонгированного действия в организме животного [1-3].

Один из возможных механизмов повышенного риска развития онкологических заболеваний у больных, принимающих ИПП, ассоциирован с гормоном гастрином. Связываясь со специфическими гастриновыми рецепторами в желудке, он увеличивает секрецию соляной кислоты и стимулирует рост клеток. При снижении секреции соляной кислоты пониженная pH среды желудка стимулирует ее продукцию, что в конечном итоге приводит к увеличению ее секреции [4]. При приеме ИПП, угнетающих секрецию соляной кислоты, секреция гастрина резко повышается. Возникающая при этом гипергастринемия может вызвать феномен «кислотного рикошета», что часто происходит при резкой отмене препаратов. При этом секреция кислоты может повыситься даже выше уровня, который был до лечения. Более того, в ряде исследований было показано, что гипергастринемия потенциально может увеличивать риск развития онкологических заболеваний. В частности, есть работы, демонстрирующие взаимосвязь между гипергастринемией и риском развития рака желудка у лабораторных животных [1, 2, 5-10]. Насколько полученные результаты имеют отношение к людям, до сих пор остается неизвестным. Как бы то ни было, в ряде исследований не было доказано наличие четкой взаимосвязи между применением ИПП и риском развития онкологических заболеваний. Например, по результатам одной из работ, проведенных в США, у больных, принимающих ИПП, был выявлен повышенный риск развития колоректального рака (OR=1,7; 95% CI 0,8-4,0), в то время как в других исследованиях подобной взаимосвязи продемонстрировано не было [11-14]. Информация по риску развития рака поджелудочной железы или рака печени у больных, принимающих ИПП, представлена также крайне противоречиво [15, 16]. В ряде исследований было показано, что риск развития онкологических заболеваний зависит от конкретного вида ИПП [17-19].

В связи с неоднозначностью представленной на сегодняшний день информации Управлением по контролю над качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA) было инициировано исследование, целью которого было сравнение риска развития злокачественных новообразований у больных, длительное время принимающих ИПП пролонгированного действия (пантопразол), с ИПП короткого действия [20].

В исследовании приняли участие больные, записанные в один из регистров США (Kaiser Permanente Northern California, KPNC). На сегодняшний день в данном регистре представлена информация о 3,3 млн. человек, получавших какие-либо лекарственные препараты. Зафиксирована информация не только о фармакологической группе, к которой принадлежит препарат, но также о назначаемой дозе, числе выданных таблеток, инструкции по применению, количеству дней приема. Помимо этого представлена более детальная информация о пациенте (пол, возраст…) и показания к назначению препарата.

В исследование включались пациенты, получавшие пантопразол или другие виды ИПП (омепразол, лансопразол, рабепразол, эзомепразол) в течение не менее 240 дней с 1 января 2000 г. по 31 декабря 2003 г. Максимальный срок приема препаратов должен был быть 1 год (365 дней).

Главным критерием оценки была частота развития рака желудка. Помимо этого оценивались частота развития рака толстой кишки, рака печени, рака тонкой кишки и рака поджелудочной железы. Информация о развитии того или иного злокачественного новообразования бралась из регистра. При оценке риска развития анализировались пол, возраст, кумулятивная доза и продолжительность экспозиции ИПП, а также развитие различных сопутствующих заболеваний в процессе терапии (полипы и язвы желудка, атрофический гастрит, пищевод Барретта, вирусные гепатиты B и C, сахарный диабет, полипы толстой кишки). Среди других факторов риска учитывались наличие онкологических заболеваний у членов семьи, курение, а также проводимая терапия, направленная на эрадикацию Helicobacter pylori.

Читайте также:  Виды анестезии в хирургии

В общей сложности в исследовании приняли участие 61684 больных. Из них 34178 пациентов находились на терапии пантопразолом и 27686 больных получали другие ИПП. Сравниваемые группы были сопоставимы между собой по возрасту, полу и времени наблюдения. Медиана длительности терапии также была сопоставима между сравниваемыми группами.

По результатам данного исследования как больные, получавшие пантопразол, так и больные, получавшие другие ИПП, имели одинаковый риск развития рака желудка (HR 0,84; 95% CI 0,44-1,49). Более того, риск не зависел от возраста и пола пациентов (HR 0,81; 95% CI 0,44-1,49). Аналогичной зависимости не было выявлено при оценке факторов риска (терапия, направленная на эрадикацию Helicobacter pylori, кумулятивная доза ИПП, продолжительность терапии ИПП; HR 0,68; 95% CI 0,24-1,93).

При оценке риска развития колоректального рака, рака поджелудочной железы, рака печени и рака тонкой кишки оказалось, что в группе больных, получавших пантопразол, он был незначительно выше по сравнению с контрольной группой (HR 1,30; 95% CI 1,02-1,67). Однако при проведении подобного анализа, исходя из возраста и пола пациента, а также наличия других факторов риска, подобной зависимости выявлено не было (HR 0,95; 95% CI 0,65-1,40).

Риск развития каких-либо других злокачественных новообразований помимо опухолей ЖКТ был сопоставим между сравниваемыми группами (HR 1,06; 95% CI 0,93-1,21) и не зависел ни от вида ИПП, ни от наличия факторов риска.

Авторы исследования сделали вывод о том, что в сравнении с ИПП короткого действия ИПП пролонгированного действия пантопразол не увеличивает риск развития рака желудка и других злокачественных новообразований.

  1. Betton GR, Dormer CS, Wells T, et al. Gastric ECL-cell hyperplasia and carcinoids in rodents following chronic administration of H2-antagonists SK&F 93479 and oxmetidine and omeprazole. Toxicol Pathol 1988; 16: 288-98.
  2. Berlin RG. Omeprazole. Gastrin and gastric endocrine cell data from clinical studies. Dig Dis Sci 1991; 36: 129-36.
  3. Freston JW. Omeprazole, hypergastrinemia, and gastric carcinoid tumors. Ann Intern Med 1994; 121: 232-3.
  4. Waldum HL, Sandvik AK, Brenna E, et al. Gastrin-histamine sequence in the regulation of gastric acid secretion. Gut 1991; 32: 698-701.
  5. Waldum HL, Sandvik AK, Idle JR. Gastrin is the most important factor in ECL tumorigenesis. Gastroenterology 1998; 114: 1113-5.
  6. Qvigstad G, Falkmer S, Westre B, et al. Clinical and histopathological tumour progression in ECL cell carcinoids («ECLomas»). APMIS 1999; 107: 1085-92.
  7. Kidd M, Tang LH, Modlin IM, et al. Gastrin-mediated alterations in gastric epithelial apoptosis and proliferation in a mastomys rodent model of gastric neoplasia. Digestion 2000; 62: 143-51.
  8. Ho AC, Horton KM, Fishman EK. Gastric carcinoid tumors as a consequence of chronic hypergastrinemia: spiral CT findings. Clin Imaging 2000; 24: 200-3.
  9. Henwood M, Clarke PA, Smith AM, et al. Expression of gastrin in developing gastric adenocarcinoma. Br J Surg 2001; 88: 564-8.
  10. Dockray GJ, Varro A, Dimaline R, et al. The gastrins: their production and biological activities. Annu Rev Physiol 2001; 63: 119-39.
  11. van Soest EM, van Rossum LG, Dieleman JP, et al. Proton pump inhibitors and the risk of colorectal cancer. Am J Gastroenterol 2008; 103: 966-73.
  12. Chubak J, Boudreau DM, Rulyak SJ, et al. Colorectal cancer risk in relation to use of acid suppressive medications. Pharmacoepidemiol Drug Saf 2009; 18: 540-4.
  13. Robertson DJ, Larsson H, Friis S, et al. Proton pump inhibitor use and risk of colorectal cancer: a population-based, case-control study. Gastroenterology 2007; 133: 755-60.
  14. Yang YX, Hennessy S, Propert K, et al. Chronic proton pump inhibitor therapy and the risk of colorectal cancer. Gastroenterology 2007; 133: 748-54.
  15. Bosetti C, Lucenteforte E, Bracci PM, et al. Ulcer, gastric surgery and pancreatic cancer risk: an analysis from the International Pancreatic Cancer Case-Control Consortium (PanC4). Ann Oncol 2013; 24: 2903-10.
  16. Bradley MC, Murray LJ, Cantwell MM, et al. Proton pump inhibitors and histamine-2-receptor antagonists and pancreatic cancer risk: a nested case-control study. Br J Cancer 2012; 106: 233-9.
  17. Mackenzie IS, Coughtrie MW, MacDonald TM, et al. Antiplatelet drug interactions. J Intern Med 2010; 268: 516-29.
  18. Wedemeyer RS, Blume H. Pharmacokinetic drug interaction profiles of proton pump inhibitors: an update. Drug Saf 2014; 37: 201-11.
  19. Arbel Y, Birati EY, Finkelstein A, et al. Platelet inhibitory effect of clopidogrel in patients treated with omeprazole, pantoprazole, and famotidine: a prospective, randomized, crossover study. Clin Cardiol 2013; 36: 342-6.
  20. Schneider JL, Kolitsopoulos F, Corley DL. Risk of gastric cancer, gastrointestinal cancers and other cancers: a comparison of treatment with pantoprazole and other proton pump inhibitors. Aliment Pharmacol Ther. 2016 Jan; 43(1): 73-82.
Читайте также:  Дизартрия упражнения для коррекции

Поделиться |

Copyright © Российское общество клинической онкологии (RUSSCO)
Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения администрации портала.

Источник: rosoncoweb.ru

В шаге от рака. Чем опасна примесь, которую нашли в лекарстве для желудка

Лайф опросил врачей и фармэкспертов и выяснил, что азотистые соединения в лекарствах и косметике, даже после проведения всех исследований, могут оказаться опасными.

Недавно фармэксперты обнаружили в препарате для лечения и профилактики болезней желудка и двенадцатиперстной кишки опасный канцероген, провоцирующий рак. Присутствие примесей нитрозаминов выявили в индийском препарате «Ранитидин» производства компании «Сарака лабораториз лимитед». Росздравнадзор забил тревогу и обязал российских производителей и импортёров лекарств принять меры для снижения риска образования или присутствия опасных примесей в лекарствах и отчитаться об этом перед ведомством.

Европейский директорат по качеству медицинской продукции приостановил сертификат пригодности на «Ранитидин» 23 сентября, сообщив о выявлении опасных примесей N-нитрозодиметиламина (NDMA). Именно они, по словам врачей , провоцируют различные виды рака желудочно-кишечного тракта, а также повышают риск различных заболеваний кишечника и печени.

Канцерогенные риски для лекарств и косметики

— В процессе метаболизма, особенно у людей с какими-то хроническими заболеваниями, например при диабете, примеси этого вещества (N-нитрозодиметиламина) провоцируют развитие онкологических процессов, — отметил в комментарии Лайфу онколог и гастроэнтеролог Андрей Атрощенко.

По словам медика, риски увеличиваются при длительном приёме препарата в больших дозах. Сейчас российские специалисты проводят исследования по количественному определению опасных примесей в образцах препарата «Ранитидин».

Медики уверяют, что аналогичные риски могут быть и у других лекарств. N-нитрозодиметиламин — побочный продукт, который часто образуется в случае сложного органического синтеза, рассказал журналистам профессор РХТУ им. Менделеева Дмитрий Мустафин.

Фармэксперт Наталья Круглова рассказала Лайфу, что речь идёт о выявлении опасного канцерогена, который могут обнаружить в ходе дальнейших исследований в других лекарствах и даже косметических средствах.

— Медицина не стоит на месте. Сегодня это вещество, вызывающее рак, нашли в «Ранитидине», завтра, возможно, его же обнаружат в других препаратах или косметике. Поэтому в ряде стран сейчас изымают поголовно все препараты с ранитидином и дженерики, хотя канцерогены пока выявили только в индийских лекарствах, — объясняет Наталья Круглова.

Онколог и гастроэнтеролог Андрей Атрощенко также уточнил в интервью Лайфу, что препараты, которые содержат в своём составе азотистые соединения, могут оказаться канцерогенными.

Фото © ТАСС / Мальгавко Сергей

По словам медика, российские врачи-гастроэнтерологи в своей лечебной практике активно не использовали «Ранитидин» по причине слабого воздействия.

— Высокая эффективность этого средства от изжоги или язв никогда не была доказана, поэтому мы чаще пользовались другими аналогами, не содержащими этого вещества, — уточняет Андрей Атрощенко.

Лекарство из «XIX века»

Эксперт в области аптечных продаж и фармацевтики Наталья Круглова также считает «Ранитидин» препаратом устаревшим. И не удивлена, что в нём наконец-то выявили опасные канцерогены.

— Сама индийская компания-производитель недели три назад первой заявила об отзыве лекарств, содержащих ранитидина гидрохлорид. Этот простой препарат давно существует на рынке, ещё раньше, чем «Омепразол», который тоже используют при изжоге уже лет 15. Составляющие вещества «Ранитидина» всем известны, его давно производят как дженерик. Не помню точно, был ли у индусов патент, но он уже, наверное, давно закончился, — говорит Наталья Круглова

«Ранитидин» ранее запретили в Южной Корее, Латвии, Германии, Швейцарии, Финляндии, Хорватии, Чехии, Венгрии, Дании, Канаде, Италии, Испании, Польше, Португалии, Словении, Бангладеш и Сингапуре. Во многих странах отозвали все дженерики «Ранитидина» и его более дешевые аналоги: «Ацилок», «Ранисан», «Гистак», «Зантак» и другие. В Литве также отозвали все лекарства с этим действующим веществом, которые производит не только индийская Saraca Laboratories Limited , но и испанская Union Quimico Farmaceutica, S.A. (UQUIFA).

— В России «Ранитидин» входит в список жизненно важных лекарств и используется без рецепта при лечении изжоги, чтобы снизить высокий уровень желудочной кислоты. А также в профилактике и лечении язв и гастритов. Однако многие врачи против свободной продажи не только «Ранитидина», но и других средств, подавляющих кислотность слизистой оболочки. Все подобные препараты, применяемые без рецепта, при самолечении могут привести к онкологии ЖКТ, — предупреждает Наталья Круглова.

Она объясняет, что многие россияне без назначения тоннами пьют «Омепразол», реже уже «Ранитидин», не выясняя причин изжоги. Постоянное изменение кислотности влияет на усвоение, в частности, витаминов группы В, железа и других питательных веществ. Кроме того, сама слизистая оболочка кишечника атрофируется при длительном применении подобных лекарств. И это ещё не учитывая дополнительные риски от опасных канцерогенных примесей, которые недавно обнаружили в отдельно обозначенном «Ранитидине».

Источник: life.ru